Питер

Наш вариант пасхального кулича – бриошь! Как раз было воскресенье, а бриошь это французская воскресная булочка 🙂 Слава богу, что их так сложно и долго делать, так долго готовить тесто! Они такие же вкусные (масло! сахар!) как и вредные 🙂 Но пару раз в год так приятно с утра в воскресенье побаловаться бриошем!

23.03.16-hitch-001

Компания «Italy group» пригласила нас на гастрономический вечер – особый ужин, посвящённый мясу и творчеству Альфреда Хичкока, в ресторан «HITCH». Фигура Хичкока выбрана неспроста: во-первых, сам ресторан носит его имя (Хич – Хичкок), а во-вторых Хичкок славился своими званными ужинами для друзей, где готовил для них лично, и больше всего любил готовить мясо. На ужине в «Хиче» готовил не Альфред Хичкок, готовил шеф Илья Бурнасов, но всем блюдам были даны названия в соответствии с названиями картин Хичкока, и каждое блюдо так или иначе старалось отразить суть картины. К каждому блюду сомелье подбирал вино, и это был первый мой опыт в жизни, присутствие на ужине, где вино под блюда подбирает сомелье. Сразу скажу, я остался впечатлён, вино действительно хорошо подходило под вкус и текстуру блюд.

 

Сначала был подан паштет (или патэ) из куриной печени на бриоше, с вареньем из черной смородины, под названием «Шантаж». И я просто проглотил язык от восторга. Несмотря на то, что паштет с булочкой и вареньем это классика, здесь весь восторг в нюансах: чуть сладкий, мягчайший бриошь, пахнущий и не булочкой, и не пирожным, а чем-то средним, нежный вкус патэ (от паштета он отличается добавлением сливочного масла и тончайшей текстурой), и немного терпкого варенья, с ярким и ошеломительным вкусом черной смородины, всё это вместе создало гармонию вкусов и ощущений. Предложенное сомелье белое вино подошло идеально.

 

Вторым блюдом было карпаччо из мраморной говядины, с кремом из расплавленного сыра толеджио, тонко нарезанными, как бумага, шампиньонами, и чипсами из пармезана, под названием «Дурная слава». Капля трюфельного масла завершала композицию. Это было хорошо, расплавленный толеджио чуть подсаливал мясо, чипсы похрустывали на зубах, но на мой вкус это блюдо было немного чересчур нежным. Ни один из ингредиентов не обладал ярким вкусом, и даже ароматом, самым ярким был аромат трюфельного масла, и блюдо вышло чересчур дамским. После того, как оно было прожёвано и проглочено, во рту не осталось даже воспоминаний. Такая невесомая консистенция и невесомый вкус были как дуновение ветерка, общее ощущение от блюда было как от нежного пюре, и хотя для кого-то такое описание мясного блюда покажется заманчивым, но не для меня. Я бы хотел почувствовать интригу и необходимость что-то разжевать. Немного хлебных крошек пошли бы блюду на пользу, они бы дали аромат, и позволили челюстям немного поработать. Сомелье предложил розовое «Planeta Rose», хотя я бы выбрал что-нибудь посильнее.

 

Третьим было «Головокружение» – тальята из вырезки, с запеченным пастернаком, и муссом из пармезана, к нему шло красное португальское «Gran Feudo reserva» 2009 года. Здесь с балансом вкусов и текстурой всё было замечательно. Мягчайшее мясо, прожарки медиум, было обжарено на гриле до образования поджаренной решётки на корочке, и эти линии от гриля восхитительно пахли дымом! Это был своевременный и тонкий нюанс, этот лёгкий аромат поджаренной корочки, который слышался только в момент поднесения кусочка мяса ко рту. Восхитительно! Мусс из пармезана был взбит в пену, и давал пряную солоноватость, а запеченный пастернак был вязким и томным, но при этом приземлённым и не высокопарным, как утро богатого бездельника в деревне. Замечательное блюдо и замечательное вино!

 

 

 

Четвёртым было ризотто с тартаром – и называлось оно «Психоз» – и это был король ужина. Несмотря на то, что ризотто обычно едят на первое, как суп, а после него уже приступают к основному блюду, здесь ризотто было с мясом, совершенно неожиданно, – при этом с сырым мясом! – и было достойной кульминацией. Я никогда не делал ризотто с мясом, обычно я вижу ризотто с грибами, с овощами, с морепродуктами, а вот так запросто взять, и положить на ризотто сверху сырой тартар это интересная идея! И она была полностью оправдана! Ризотто поражало кремовостью, ни масла, ни сыра в него не жалели, соуса было чуть ли не больше, чем риса, и ризотто было восхитительным. Но главным оружием за наши сердца и желудки было трюфельное масло. Ризотто благоухало божественно. Оно было похоже на сливочно-сырный крем, с ярким сливочным ароматом, и этот аромат, и этот вкус, они отлично поддерживали вкус сырого мяса (этого очень не хватало карпаччо под номером два). Мы даже не успели заметить, как ризотто с тартаром исчезло из тарелок, в сопровождении красного «Chio».

23.03.16-hitch-014 23.03.16-hitch-015

И напоследок был подан десерт, с прекрасным названием «Худеющий»: ванильный мусс в желе из малины, слепленный в форме сердца, с малиновым соусом, с разбросанным вокруг сладким бисквитом зеленого цвета, выглядящим, как мох, и с шоколадной крошкой, изображающей землю. В самом десерте не было бисквита или теста, это был нежный мусс в желе, и поэтому каждая ложечка его таяла во рту ванильным ароматом.

23.03.16-hitch-016

Весь вечер из винилового проигрывателя доносилась музыка 50-х годов, на большом экране крутились отрывки из фильмов Хичкока, атмосфера была лёгкой и не напряженной, во многом благодаря шефу Илье Бурнасову, представлявшему свои блюда, и сомелье Вадиму, который артистично и задорно рассказывал о винах. Когда мы шли на ужин я переживал, что публика будет молча ковырять вилками в тарелках, но на самом деле оказалось, что все гости пришли на ужин с отличным настроением, все оживлённо беседовали друг с другом и с ребятами из «Хича», было здорово. Единственное, что вызвало у нас недоумение, это актёр, игравший Хичкока 🙂 Не буду вдаваться в подробности, но это было не его амплуа, совсем не его. Всё остальное – восторг! На гастрономические ужины от «Итали» мы будем ходить.

Сначала наши друзья делали бакинскую пахлаву в Питере – под руководством Фуада, технолога из Баку, который даже привёз в Питер специальные скалки для раскатывания теста для пахлавы, а потом открыли целый гастро-бар, «Пряный ветер»! Здесь и их знаменитая пахлава, и хлеб, который они сами пекут, и необычная еда с красивой подачей. Шеф-повар Павел создаёт блюда с оригинальными штрихами, такие, как паштет в сладкой свекольной глазури, или запечёный сулугуни с топлёным черносливом, или креветки в соусе с солёным шоколадом, в общем, мы под впечатлением. Это необычно, красиво, и вкусно, и мы очень рады, что нам предложили поснимать их меню!

Проблема с освещением в квартире для меня всегда стоит на первом месте. Вопросы с мебелью и ремонтом уже если не решены, то, во всяком случае, доведены до приемлемого состояния, а вот свет и распределение света по квартире это мой постоянный источник вдохновения. Ни на минуту я не перестаю думать о том, как бы ещё получше устроить освещение тёмных углов и коридора. Дело в том, что квартира изначально очень тёмная. Когда мы смотрим на фотографии квартир в Нью-Йорке или в Копенгагене, в которых в каждой комнате по три окна, два окна на длинной стороне, и одно в торце комнаты, и эти окна заливают всю комнату ровным объёмным светом, у нас опускаются руки. Такие окна это невероятная вещь в российских квартирах вообще, в целом, а в нашей и подавно. У нас всего по одному окну в комнате, и это одно окошко расположено в торце комнаты, то есть, освещает лишь маленькую часть комнаты, в то время как дальняя стена от окна всегда в тени. Но как будто этого мало, именно в дальних от окна стенах находятся комнатные двери, которые ведут в коридор, из-за чего коридор всегда погружен во мрак, даже в разгар летнего солнечного дня, не говоря уже про темное время года. Света в квартире мало, и если стоять у окна в комнате, и смотреть в сторону коридора, то взгляд упирается во тьму и неизвестность.

Когда-то я пытался решить этот вопрос, повесив на потолок люстры, но это было неправильное решение. Люстры дают плоский верхний свет, противный всему человеческому, и лучше уж ходить по темному коридору, чем по этой кишке, освещенной плоским светом. Нужно было что-то другое.

Решение я увидел во время прогулок по Амстердаму. Здесь я позволю себе маленькое отступление. Мы живем в стране с дешевым электричеством – европейцы, и американцы, и австралийцы, и жители Новой Зеландии,  узнав, сколько у нас стоит электричество, сразу же собирают вещи и собираются переезжать жить в Россию. Электроэнергия у нас, по сравнению со стоимостью электроэнергии в Испании, например, не стоит ничего. Поэтому в России повсюду висят люстры, в любом питательном или государственном заведении всё залито верхним электрическим светом, и это считается нормальным. В Европе, где электричество стоит 850 евро в квартал (данные из Испании; мы платим в квартал около 30 евро), и зимой люди ходят по домам и спят во флисовых костюмах, шерстяных носках и варежках, люстры не популярны, там популярны огромные окна, позволяющие подольше не включать свет. Многие путешествующие по Амстердаму и Голландии пишут о том, что в голландских квартирах нет штор, якобы для того, чтобы «люди могли заглядывать в окна квартир, и любоваться тем, как там уютно». Ха-ха! Как бы хотелось верить в это! Но увы, штор нет по другой причине – чтобы не загораживать путь даже самым последним-распоследним фотонам естественного света, позволяющим хоть минуточку ещё обойтись без включения баснословно-дорогого электрического света в квартире. Голландские квартиры традиционно расположены поперек дома, а не вдоль, и поэтому для увеличения количества естественного света в квартирах окна располагают на обоих торцах – квартира сквозная, идет через весь дом, и окна расположены друг напротив друга. Свет проходит всю квартиру насквозь (чего в российских квартирах не бывает, наверное, нигде и никогда). Именно это поразило меня в Амстердаме, когда я заглядывал в приветливые окошки квартир, и смотрел, как устроено голландское жильё, и я очень загорелся этой идеей. К сожалению, продолбить коридор поперек уже существующего коридора в квартире невозможно, и сделать в нашей типовой квартире окна напротив друг друга никак нельзя. Но зато можно поставить в коридоре зеркальный шкаф, который будет отражать окно, через открытую дверь комнаты! Шкаф мы купили в икее, и поставили его так, чтобы он отражал окна и из кухни и из комнаты – теперь, если смотреть из комнаты в коридор, вместо былой коридорной тьмы видна освещённая кухня, и коридор становится светлым, а из кухни видна освещенная комната и её окно, и создается полное ощущение, что ты смотришь на сквозную комнату с окнами в обоих торцах, как в Амстердаме. К сожалению, сейчас, зимой, мне не удалось сфотографировать эти отражения света так, как они выглядят в солнечную летную погоду, но идею вы поняли, я надеюсь.

В разных углах квартиры я поставил пару икеевских настольных светильников, тоже с маломощными эдисоновскими лампочками, так чтобы только слегка подсветить уютный уголок, но не выжечь там всё потоком света.

 

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

На ночном столике у кровати, который я сделал из икеевской табуретки и мраморной доски на ней, у кровати, вечернее время подсвечивает японский светльник из Muji, он же диффузер для ароматических масел (ностальгический привет из тех времен, когда доллар стоил 30 рублей).

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Это ещё не всё. Окна, отраженные в зеркале, становятся меньше, и дальше, и, конечно, они не увеличивают освещенность квартиры настолько, чтобы в ней стало комфортно, как в Голландии. Пришлось сделать ещё несколько вещей. Во-первых, в длинный и очень узкий коридор, ведущий из кухни в прихожую, я поставил икеевский шкаф билли, со стеклянными дверцами – с той же целью, чтобы стекло отражало свет и бликовало, тем самым избавляя нас от необходимости вешать в коридоре лампочки. Можно было поставить и полностью зеркальный шкаф, но это был бы уже перебор с зеркалами, квартира стала бы похожа на зеркальный лабиринт, так что стеклянных дверец в шкафу было достаточно. Во-вторых, я расставил в разных местах квартиры и коридора небольшие светильники, в основном икеевские, так, чтобы они отражались в зеркалах и стеклянных дверцах, тем самым увеличивая освещенность в самых темных углах, и создавая уют. Теперь, даже когда на улице зимняя ночь, коридор всё равно освещен теплым уютным светом, отраженным от зеркал, и разлетающимся по углам. Для икеевских светильников я использую лампы накаливания Эдисона, они дают теплый желтый свет, не яркий, и создающий уют (если вкрутить мощную лампочку, то в таком крошечном пространстве даже один светильник создаст слишком жесткое и бесчеловеческое освещение, находиться рядом с ним будет не комфортно).

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 

Отдельного рассказа заслуживает рабочее освещение на кухне, не такое уютное, а функциональное. О нём расскажу в следующий раз.

Открывшийся осенью 2015 года «Co-op garage» моментально стал сенсацией в Питере – в кафе не было свободных мест уже на второй день после технического открытия, и каждый^ кто приходил туда (включая нас) сначала приходил в восторг от атмосферы, небывалой в России, настоящей берлинской или нью-йоркской, затем от интерьера, а после того, как приносили заказ – и от кухни. В «Гараже» готовят в настоящей дровяной печи, которую топят дровами, сложенными штабелями во дворе, и готовят  очень весело и по-хулигански. Невообразимые сочетания продуктов стали визитной карточкой «Гаража»: пицца с тульским пряником, салат с семгой и хурмой, и тому подобными экспериментами посетителя «Гаража» уже не удивишь. Недавно в «Гараже» появились завтраки, не такие хулиганские, как их основные блюда, более степенные и серьезные, но тоже с выдумкой. Мне нравится, что у этих ребят все не так, как у всех. Это мы уважаем. А мне выпала честь не только попробовать все завтраки в «Гараже», но и пофотографировать их 🙂

 

Первый завтрак: бейгл с семгой и овощами, и яйцом скрэмбл, бейгл не покупной, а испеченный здесь же. К нему идет фермерский йогурт с домашней гранолой и клубничным джемом. Бейгл аппетитнейший, мягкий и хрустящий, таких только что испеченных в дровяной печи бубликов я в Питере еще не ел.

Второй завтрак: мультизлаковая каша с грушей-фламбе и лесными орехами, и салат из сезонных фруктов со сливками и карамелью. Самый консервативный вариант, наверное, но и самый полезный.

Третий завтрак: картофельный хашбраун с глазуньей и помидорами, домашний картофель-фри с глазированным беконом. К глазунье я неравнодушен, и по вредности этот завтрак на первом месте, поэтому неудивительно, что он мне понравился особенно сильно 🙂

 

06.01.16-garage-015 06.01.16-garage-017 06.01.16-garage-021 06.01.16-garage-023